30 мая 2020, суббота
Областные новости
29.05.2020
Управление по регулированию тарифов и энергосбережению Пензенской области приглашает принять участие в VI Всероссийском конкурсе СМИ, пресс-служб компаний ТЭК и региональных администраций «МедиаТЭК».
29.05.2020
Начиная с понедельника, 1 июня 2020 года, поликлиника Пензенской областной клинической больницы имени Н.Н. Бурденко начинает осуществлять приём плановых пациентов.
29.05.2020
АСИ проводит опрос бизнесменов на платформе «Смартека» и в Telegram, чтобы найти самые эффективные и доступные меры поддержки бизнеса во время пандемии коронавируса.

    Информер праздники сегодня
  

Общество

08.05.2020

Отмеченный славой

Отмеченный славой
За подвиги, совершённые в годы Великой Отечественной войны, бойцам Красной армии было вручено около миллиона знаков ордена Славы III степени, более 46 тысяч – II степени и 2678 – I степени. Полных кавалеров ордена Славы – всего 2656. В их числе наш земляк, уроженец села Бутырки, Александр Денисович Макаров, который был отважным солдатом на фронте и скромным человеком в мирной жизни.

В армию Александра Денисовича призвали в 1941-м. Участвовал в боях с апреля 1942 года. К весне 1944-го воевал сапёром в 114-м инженерносапёрном батальоне 6-й инженерно-сапёрной бригады. Его боевой путь был нелёгким. Многих друзей потерял, да и сам не раз был отмечен вражескими пулями и осколками. К первому ордену Славы – III степени – был представлен в июне 1944-го. Набирала высоту и солдатская слава сапёра Макарова.

Всякий раз, когда он проходил мимо прибывших на фронт новичков, кто-нибудь из них шептал ему вслед: «Говорят, самый ловкий сапёр. Видишь, каким размеренным и чётким шагом ходит, словно не миноискателем, а сапогом прощупывает землю».

Воспоминания бойца

Вот как Александр Денисович рассказывал о своём боевом пути на страницах районной газеты «Ленинец» в 1970м году:
«Был я сапёром. Служба эта не из лёгких. Приходилось разминировать минные поля и вести другие сапёрные работы под ураганным обстрелом неприятеля. Запомнилось мне одно такое разминирование под Гомелем. Утром наши танки должны были пойти в атаку. А ничейная полоса заминирована. Сапёрам приказ пришёл – разминировать проход во что бы то ни стало. Сначала всё было хорошо. Работали тихо. Немцы постреливали для острастки из пулемётов, ракеты в небо бросали. Но ракеты нас не пугали, мы в маскхалатах. Замрёшь только, пока она светит, а потом опять мины выкапывать начинаешь. Только надо ж такому случиться: шальная пуля в минный взрыватель попала. Два товарища при этом погибли, а фашисты поняли, что на минном поле сапёры работают. Ударили по нас из пулемёта, потом из орудий. Наши артиллеристы тоже в перепалку вступили. Вот тут нам жарко стало. Проход-то ещё не сделан, а летняя короткая ночь кончается скоро. Не выполним приказ – атака сорвётся, а этого допускать нельзя. Так и работали, точно в аду. Многие друзья с этого задания не вернулись, а меня вынесли с простреленной челюстью. Побыл в госпитале, рану залечили, зубы вставили – и снова на фронт. В роте встретили, как в родной семье. Поздравили с орденом, рассказали новости, плотным солдатским ужином накормили. И так на душе стало тепло от этой дружеской заботы, что слёзы на глазах выступили. Крепка солдатская дружба. Вскоре после возвращения в роту я и два моих товарища, Михайлюк и Муравский, полу чили от командира необычное для нас задание.

«Значит так, Денисыч, работёнка одна есть, – с первых слов стало ясно, что работёнка будет сложная, Денисычем камандир называл меня только в особых случаях. – Языка надо взять, – продолжал командир. – Разведчики три ночи ходили. Семь человек потеряли, а дело не сделали. У немцев, оказывается, и перед самыми окопами ещё мины есть».

Днём мы понаблюдали за неприятельским передним краем. Засекли пулемётную точку, к ней и проложили маршрут. Подползли к пулемёту часов в двенадцать ночи. Как и предупреждал командир, доступы к дзоту были заминированы противопехотными минами. Около часа пришлось с ними провозиться. Потом Михайлюк прополз вперёд и бесшумно снял дежурного пелемётчика, а мы связали второго, который в это время спал. Пленный дал очень ценные показания. Нас представили к правительственным наградам».

На всю жизнь запомнил Александр Денисович и день, когда погибли его два неразлучных друга – Михайлюк и Муравский. Произошло это за две недели до победы. Из штаба дивизии пришёл приказ: заминировать шоссейный перекрёсток и железно дорожный мост. Оба объекта находились за сорок километров от переднего края в тылу врага. Дело было рискованное, и командир вызвал добровольцев. Добровольцами вызвались все. Командир отобрал пять человек, в том числе Макарова и двух его товарищей: «Вы лучшие. Не раз встречались со смертью и побеждали её, поэтому я посылаю вас. Задание должно быть выполнено».

Группа хорошо вооружилась и с минами в вещмешках поздно вечером перешла линию фронта. Добирались трое суток. Днём маскировались в лесу, а ночью шли. На четвёртую ночь заминировали перекрёсток и мост и, кроме задания, пользуясь беспечностью часовых, подложили мину под склад с боеприпасами. Спустя час он взлетел на воздух. Поднялась паника. К месту взрыва мчались машины противника, но мины, заложенные на перекрёстке, сработали чётко. Послышались новые взрывы. Однако уйти обратно нашим сапёрам незаметно не удалось. Фашисты начали преследование. Одного сапёра в перестрелке тяжело ранило. «Ты, Денисыч, уходи, а мы с Муравским вас прикроем», – убедили Александра товарищи.

Позади долго слышались автоматная стрельба и взрывы гранат. Потом всё стихло. И стало ясно, что друзья, с которыми Александр Денисович прошёл всю войну, погибли.

Подвиг за подвигом

Орденом Славы II степени ефрейтор Макаров награждён приказом от 24 октября 1944-го. А Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года награждён орденом Славы I степени. В наградном листе (интернет-портал «Память народа») написано: «27 ноября 1944 года ефрейтору Макарову была дана боевая задача: проверить на минирование береговые опоры взорванного противником моста через р. Лаборец в городе Михальовце. Тщательно осматривая каждый сантиметр поверхности моста, Макаров неожиданно обнаружил конец бикфордова шнура. Потянув за него, он вытащил зажигательную трубку. Он немедленно начал разрывать землю в этом месте и вскоре обнаружил верхнюю часть часового замыкателя от мины замедленного действия. Часовой механизм работал, мина могла взорваться в любую секунду. Не думая об опасности, отважный сапёр разрыл землю, вытащил замыкатель и остановил часовой механизм. До взрыва оставалось – 45 минут. Ниже М.З.Д сапёры обнаружили заложенный под береговую опору 200 кг заряд В.В. По обломкам моста на правый берег реки непрерываемым потоком переправлялась наша пехота. Рядом велись работы по строительству нового моста. Благодаря наблюдательности, смелости, отличной боевой выучке и сапёрной смекалке ефрейтора Макарова был предотвращён взрыв большой силы, спасены жизни большому количеству бойцов и офицеров. За обнаружение мины замедленного действия, предотвращение взрыва 200 кг фугаса у моста через р. Лаборец в г. Михальовце, проявленные при этом смелость, инициативу и высокую боевую выучку ходатайствую о награждении ефрейтора Макарова орденом Славы I степени. Камандир батальона, гвардии капитан Потапов. 2 декабря 1944 года.»

День Победы Александр Денисович встретил в Берлине. Бойцы, услышав радостную весть, обнимались, плакали. А через некоторое время они – солдаты-победители – возвращались домой. К мирному труду, к светлой жизни, которую отстояли.

Мирный труд

После окончания войны в родную деревню Бутырки вернулся и Александр Денисович. Трудился в колхозе имени Карла Маркса, в строительной бригаде, скотником. И вот что примечательно, отважный и мужественный боец на фронте, в мирной жизни был обычным скромным человеком. Таким его помнят односельчане.
«Жили Макаровы через дом от нас. Дружили мы по-соседски, – рассказывает ныне живущая в Пановке Римма Ивановна Симонова. – Вообще в Бутырках все раньше очень дружны были. Жизнь тогда совсем другая была. Сроду не ссорились ни с кем. Дядю Саню помню хорошо. Уважительный, никогда ни с кем не спорил, очень хороший, добрый, скромный крестьянин. В селе и знать никто не знал о его подвигах на войне. Это уж потом, когда в газете стали писать, нам стало известно, что он, оказывается, полный кавалер орденов Славы. Таким статусом никогда не гордился, не важничал. Жил, как и все, скромно, честно трудился в колхозе. Очень степенный, делал дело с толком. По-моему, конюхом работал в колхозе. Первый раз он женился ещё до войны. Тётей Нюрой звали первую супругу. Жили с ней хорошо, но детей не было – рождались, но сразу умирали. А после войны дядя Саня ушёл к жене родного брата Ивана, погибшего на фронте. У тёти Паши была уже дочка Шура, а потом у них народилось друг за другом двое совместных детей, Анатолий и Валентина. Жили дружно. Очень любил жену дядя Саня зато, что детей ему родила. В последние годы она болела очень. Уж, как он ухаживал за ней, как берёг, жалел. Детей любил, не обижал никогда. Когда Анатолию лет 16 примерно было, тётя Прасковья померла. Потом дядь Саня взял женщину из Ивановки, тётя Маруся (фамилию точно не помню). Жил он с ней до смерти. Она его и похоронила. А потом мы её. Знаю, что дочь, Валя, жила раньше в Энгельсе, а Анатолий – в Пензе».

Умер Александр Денисович Макаров 21 февраля 1987 года, не дожив всего несколько дней до своего 75-летия. Похоронен на кладбище в Чардыме. На могиле героя скромный памятник. Дочь Александра Денисовича, говорят, недавно умерла, но есть сын. Есть внуки, наверное, и правнуки. Но вот на могиле деда их не видели. Конечно, в жизни разные бывают обстоятельства, и судить кого-то мы не вправе. Но всё же есть в этом какая-то несправедливость: могила неизвестного солдата содержится порой лучше, чем могила известного, тем более такого, как Александр Денисович Макаров.


Оставить комментарий