21 ноября 2017, вторник
Областные новости
17.11.2017
Благотворительный фонд «Общественный институт социальной стратегии и тактики», учрежденный МГУ имени М.В. Ломоносова и Союзом писателей Москвы объявляет о начале VIII Всероссийского конкурса региональных СМИ «Панацея».
16.11.2017
Предприимчивые дельцы вовсю рекламируют двухсотенную купюру с изображением достопримечательностей Севастополя и двухтысячную, на которой запечатлены космодром Восточный и мост во Владивостоке.

    Информер праздники сегодня
  

Виртуальный музей журналистики

02.04.2016

Один день из восьмидесятых

Уважаемый читатель! Вы держите в руках свежий номер районной газеты, а ведь именно сегодня у районки день рождения. Ей – 85! Пройдя через множество испытаний, газета прожила большую жизнь. Отражая изменчивое время, газета менялась сама, совершенствовался процесс её рождения. Сегодня на все участки производства газеты пришёл компьютер, разве что материал корреспонденты берут по-прежнему, присутствуя на мероприятиях и беседуя с людьми, но имея на вооружении умные цифровые фотоаппараты и диктофоны.

И неудивительно, что не только новое поколение наших читателей не знает, как делалась газета, скажем, лет двадцать тому назад, но и молодые сотрудники редакции не очень ясно это представляют. Чтобы вспомнить это не совсем уж далёкое время и людей, дающих жизнь газете, мы решили рассказать об одном газетном дне редакции и типографии эпохи 80-х годов.

Итак, на дворе советская власть, мы ещё живём в Советском Союзе. Районная газета под названием «Ленинец» является органом районного комитета Коммунистической партии Советского Союза. Она выходит три раза в неделю по вторникам, четвергам и субботам на четырёх страницах тиражом около 4 тысяч экземпляров. В розницу «Ленинец» купить нельзя, районка доставляется только по подписке. Номер газеты  стоил 2 копейки, а годовая подписка – чуть больше 3 рублей.

В то время редакция и типография были разными организациями со своим руководством и бухгалтерией, но нас объединяло одно важное дело – мы выпускали районную газету.

Утро

Газета начиналась с планерки. В кабинете редактора Ю.Б. Семёнова собирались заместитель редактора, он же заведующий отделом партийной жизни Н.В. Ремизов, заведующий отделом сельского хозяйства П.Н. Колчин, заведующая отделом писем М.В. Киселева, ответственный секретарь И.Г. Ключникова (Сёмочкина) и фотокорреспондент А.С. Овчинников.

В начале восьмидесятых в этом составе была корреспондент Р.М. Арсланова, а в конце этого десятилетия к нам пришёл А.А. Мамешин, в этот же период работал Е.К. Краснобаев.

Газета делилась строго по полосам (страницам): 1– новостная, 2 – партийная жизнь, 3 – сельское хозяйство, 4 – социальная сфера, связь с читателями (письма). Поздравления в газете не печатались, объявления размещались только от организаций.

На планёрку сотрудники приходили уже с готовыми темами. Материал мог быть не написан, но взят должен быть обязательно. Этого требовало производство – к обеду всё должно было быть написано и сдано. На планёрке обсуждалась первая полоса, из районных новостей выбирались самые важные, интересные, о которых необходимо было сообщить читателям. Фотокорреспондент предлагал на полосы готовые фотографии, не связанные с материалами, подписывал которые он сам или это поручалось кому-либо из сотрудников.

Каждого участника планёрки внимательно выслушивал редактор. Он вносил свои коррективы, давал конкретные задания.

Ю.Б. Семёнов руководил коллективом редакции три десятилетия. Он прошёл путь от молодого человека, совершенно не знавшего газетного дела, до настоящего журналиста-универсала. Юрий Борисович отлично владел словом, легко и быстро писал, умел фотографировать, печатать на машинке, водил машину. Говорят, хороший руководитель тот, который умеет так поставить дело, что в его отсутствие ничего не меняется в худшую сторону. Так было в нашем коллективе, который сформировал Юрий Борисович и завёл в нём некоторые порядки и традиции, которым мы следуем до сих пор. Он умел организовать свой труд и слаженную работу всего коллектива.

После планёрки мы расходились по своим местам, и начинался творческий процесс написания материалов. Ручками по 35 копеек на желтоватой газетной бумаге создавали мы свои труды и передавали рукописи секретарю-машинист­ке Л.Д. Ивлевой.

Лариса Даниловна начала работать в редакции в 1965 году и осталась верна ей до 1990 года, до выхода на пенсию. Она печатала материалы, умудряясь разбирать наши разные почерки, отнюдь не каллиграфические, отправляла редакционную почту, вела подшивки центральных газет, которые редакция выписывала. Лариса Даниловна была на редкость аккуратная и исполнительная. Если кому-либо из нас требовалась для работы какая-то газета, мы были уверены, что найдём её на месте у Ларисы Даниловны.

В напечатанных материалах авторы исправляли ошибки, что-то дополняли, переделывали и сдавали свои труды ответственному секретарю редакции И.Г. Ключниковой. Мы все её знали как Сёмочкину.

Ответственный секретарь – человек определяющий лицо газеты, начальник штаба редакции, её творческое ядро. Ирина Григорьевна была высшим авторитетом в вопросах газетного вкуса, журналистом высокого уровня. Только ей удавался самый сложный газетный жанр – очерк. Она обладала особым, только ей присущим стилем изложения материала, неподдельной искренностью. Ирина Григорьевна мастерски рассказывала о людях, создавая своим пером их портреты в газете. Мудрый, тактичный человек – она для всех нас была учителем.

Ирина Григорьевна читала наши материалы, если было нужно, поправляла стиль, считала строки, создавая макеты полос, размещая на чистом листе формата А-3, расчерченным на квадраты, каждый из которых содержал 10 строк текста, наши труды.

К обеду макет с необходимыми указаниями отправлялся на первый этаж, в типографию, где наша газета обретала плоть.

День

Макеты полос ложились на стол метранпажа в цехе ручного набора, а все материалы передавались в линотипный цех. Было время, когда газета набиралась только вручную – буковка к буковке. Позже в типографию пришли линотипы – станки весом несколько тонн, в которых были котлы с расплавленным свинцом. Из этого свинца отливались целые газетные строчки. Линотипный цех был по-настоящему горячим цехом, работать в котором было тяжело и вредно для здоровья. Несмотря на это, в лопатинской типографии на линотипах работали только женщины. В 80-е годы это были В.Ф. Шмарева, О.Е. Бекетова, О.М. Кабоскина.

Линотипы часто ломались, и тогда газета набиралась вручную.

Мэтром ручного набора называли коллеги Раису Павловну Наумову. Она проработала в типографии 40 лет. У Раисы Павловны было много учениц, последняя из которых – Тамара Милешина.

Отлитые на линотипах строчки, на специальных подносах, называемых гранками, переносились на стол метранпажу. Метранпаж воплощал в металле макет полосы, который ответственный секретарь рисовал ручкой на бумаге, расставлял заголовки, строчки в правильном порядке, набивал клише (снимок). Эту работу в типографии выполняли Р.М. Потапова, Н.С. Какулина, В.Н. Ключникова, О.М. Кабоскина. Роза Михайловна как самая опытная работница стала наставницей для всех. Мастерством метранпажа в совершенстве овладела Нина Степановна Какулина. По отзывам редактора Ю.Б. Семенова и ответственного секретаря А.А. Мамешина (позже он работал в этой должности), Нина Степановна была метранпажем от Бога. Она могла мастерски скорректировать любой макет, если полоса в металле вдруг с ним не сходилась. Это тоже своего рода искусство.

Если газета в основном состояла из свинца, то газетные иллюстрации делались с помощью пластмассы (такие присылались из Москвы) и нарезались на тонких цинковых пластинах на специальном станке, который мы, работники редакции, называли ягой. На самом же деле это был ЭГА – электрический гравировальный автомат.

Собранные метранпажем полосы связывались бечёвкой, и с них делался первый оттиск на тискальном станке. Для этого абсолютно чистый металл покрывался типографской краской, отличавшейся особой стойкостью. Прежде чем приступать к работе, женщины густо намыливали руки и давали мылу высохнуть. Это защитный слой, который позволял легче смыть с них краску в конце дня.

 

Первый оттиск отправлялся редактору и корректору. Начинался этап выявления ошибок в наборе и в верстке – работа над ошибками. Случались опечатки, переставлялись и переворачивались строчки и много чего другого.

Корректорами в 80-е годы работали А.И. Власова и Н.М. Старостина.

Вся жизнь Александры Ивановны Власовой связана с районной газетой. Она возглавляла коллектив редакции в суровые военные годы, в разное время работала заместителем редактора, ответственным секретарем. Александра Ивановна была очень скромным и чрезвычайно ответственным человеком.

Говоря об Александре Ивановне, нельзя не вспомнить ее соратницу Иру Васильевну Игошину, которая тоже знала про газету всё и могла работать на любом участке, связанном с её выпуском. В 80-е годы Ира Васильевна была уже на заслуженном отдыхе, но часто захаживала в редакцию вместе со своей маленькой внучкой Ириной. Сегодня Ирина Викторовна Янус наш перспективный, талантливый сотрудник. Бабушка была бы ей довольна.

Кстати, правнук Александры Ивановны Власовой – Филипп Митрофанов – начинал свою творческую деятельность газетчика в нашей редакции, а сейчас он корреспондент областной газеты «Пензенская правда». Мы с удовольствием читаем его спортивные репортажи и гордимся молодым коллегой.

Сегодняшний наш корректор Н.М. Старостина проработала в редакции 35 лет.

Вернёмся к газете. В первом оттиске корректор считывал всё, сверяя с тем, что было в наборе. Обычно в этом ему помогал подчитчик, в роли которого хоть раз выступал кто-то из работников редакции. У корректора существовал свой собственный метод обозначения ошибок, понятный только ему и работникам типографии – «петли», «вожжи» и т.д. Человек неподготовленный понять эти обозначения не мог.

Корректор прочитывал полосу, заносил замечания редактора и отправлял её в типографию на первую правку. Работники типографии исправляли ошибки, и через некоторое время редактор и корректор получали вторую правку. Они читали её сплошь, уже ни с чем не сверяясь. Затем сводили воедино свои замечания и отправляли снова в типографию. Там работали над ошибками и приносили правку корректору, который проводил сверку. В это время газетная страница уже находилась на печатном станке со своей страницей-парой: 1 – 4, 2 – 3. После устранения последних ошибок, уже ближе к вечеру, печатники приносили эти спаренные страницы или развороты на подпись редактору. Он подписывал развороты в печать. За все ошибки и неточности, которые оставались в газете после подписи, редактор нёс персональную ответственность.

Вечер

После подписи газеты в печать в работу включались печатники – Валентина Деянова, Любовь Щукина, Тамара Исаева, Лидия Уланова. Тираж печатался часа два. Грохот печатной машины было слышно ещё на подходе к редакции. Печатники уходили с работы последними, когда их коллеги и работники редакции спокойно ужинали дома. А когда случались поломки оборудования или надолго отключали свет, редактор, корректор и работники типографии задерживались на работе до полуночи, а то и до утра.

Готовую газету увязывали в пачки и складывали поближе к выходу. Утром за газетой приезжала почтовая машина.

Говоря о сложном процессе выпуска газеты, нельзя не вспомнить о тех, кто готовил газетную бумагу, – о бумагорезчиках – Владимире Синчугове и Олеге Краснобаеве.

Дело в том, что бумага в типографию поступала не в пачках, а в огромных рулонах. Перенести их с места на место было проблематично, можно было только перекатить. Рулон устанавливался на специальную машину, разматывался и разрезался. На специальном бумагорезательном станке бумага приобретала нужный формат и ровные края. В ведении бумагорезчиков находилась гартплавка – маленький плавильный цех, где использованные линотипные строки вновь превращались в свинцовые слитки и шли в линотипный цех.

Вечером, когда редакция пустела, на работу приходил незаметный, но очень нужный человек – наша техничка Зоя Тимофеевна Алдаева. Она была очень трудолюбивая и добросовестная женщина. Никогда ни на что не жаловалась, просто старательно делала свою работу – зимой и летом носила воду из колонки на коромысле, намывала до блеска окна, регулярно стирала и крахмалила простенькие белые занавесочки. По утрам в редакции нас встречала свежесть только что вымытого пола, в чистых графинах – ледяная вода. А иногда на видном месте красовались трехлитровая банка компота, сваренного из сухофруктов, каравай самопечного хлеба и лаконичная записка: «Съешьте!» Что мы с удовольствием и делали.

В восьмидесятые годы мы не только писали сами, но и привлекали к сотрудничеству большое количество селькоров – сельских корреспондентов. Некоторые из них приносили нам готовые заметки, а за других приходилось работать нам, но каждый наш помощник получал гонорар, который отправлялся им по почте. Наш бухгалтер Лидия Петровна Рыбакова, кроме основной своей работы – учёта и контроля денежных средств, заполняла сотни почтовых переводов, зная наших селькоров по имени-отчеству. Лидия Петровна трудится в редакции тоже больше 30 лет.

Без малого четверть века составляет типографский стаж Наталии Петровны Митрофановой. В 80-е годы она возглавляла коллектив. Бухгалтером в это время работала Р.А. Мухамеджанова. Кроме газеты, в типографии печаталась бланочная продукция. По словам Наталии Петровны, заказов в то время было очень много, клиенты стояли в очереди. Кроме лопатинских предприятий и организаций, колхозов и совхозов в нашей типографии бланки заказывали Кузнецкая районная больница, Чаадаевский домостроительный комбинат, областная станция «скорой помощи». Среди многообразия бланков чаще других работникам типографии приходилось печатать путевые листы и товарно-транспортные накладные.

Выездной день

Вслед за газетным днём шёл день выездной, когда творческий состав редакции в обязательном порядке выезжал в район, посещая одно, а то и несколько сёл сразу. Освободить от выезда могла только жестокая болезнь или …смерть. Настолько это было обязательно. Мы приезжали в село и отрабатывали его со всех сторон – кто-то шёл на ферму, в мастерскую, на полевой стан, кто-то встречался с секретарём партийной или комсомольской организаций, с коммунистами – передовиками производства, а кто-то направлялся в школу, детский сад, в магазин, в ФАП. Фотокорреспондент всегда был в «свободном плавании».

Ни одна из этих поездок не состоялась бы без нашего водителя Анатолия Ивановича Пурышова, у которого в кармане всегда были вкусные конфеты. Ими он щедро делился с участниками поездки.

Завершался выезд, как правило, обедом в полевой столовой. Надо сказать, что никогда работников редакции не обделяли – для нас всегда находились и первое, и второе, и компот, да еще вкуснейший хлеб, который пекли в сельских пекарнях. После вкусного обеда репортажи наши писались красочнее и интереснее.

Марина КИСЕЛЕВА

PS. В подготовке этого материала мне большую помощь оказал друг и коллега Алексей Александрович Мамешин. Я сердечно благодарю его и поздравляю с днём рождения нашей газеты.

 

Оставить комментарий